Бесплатные шаблоны Joomla


В 2019 году Ивановская муниципальная средняя (полная) общеобразовательная школа отмечает свое 145-летие.
В 1874 году, через 10 лет после основания села Ивановское, в нём открывается земская школа на средства сельского общества. В 1888 г. здесь обучается 20 девочек и 51 мальчик, учебный год длится 6,5 месяцев. В 1911 г. обучалось 120 детей в трёх школах: министерской, земской и церковно-приходской. Учителями были ссыльный поселенец В.М. Кульбицкий, Л.В. Гаврилова, Т.С. Ковтун.
После 1918 года в селе организована школа крестьянской молодежи, в 1936 она преобразована в среднюю школу № 1. В 1939 году в райцентре работают две школы: средняя и начальная, обучаются 827 учащихся. В 1942 году 10-ый класс закрыт, так как часть учеников призвали в армию, 8-9 классы мобилизовали в ФЗО. В 1948-1949 гг. первый послевоенный выпуск - 6 десятиклассников.
В 1952 году школа размещалась в трёх деревянных зданиях, занятия шли в две смены. К началу 60-х в ней работали 43 учителя, обучались дети из 9 сёл района (окончившие начальные и семилетние школы). В 1960 году построили новое здание на 280 мест, есть и пришкольный участок, типовой спортзал, школьное поле. Одно из старых зданий оборудовали под учебные мастерские и кабинеты для 5-8 и 9-11 классов.
С 2010 года школу возглавляет Владимирская Татьяна Ивановна. В 2018/19 учебном году здесь обучается 916 школьников, педагогический коллектив - 66 человек.
За время своей работы ивановская школа выпустила 110 медалистов: 50 золотых и 60 серебряных. 12 выпускников разных лет занесены во Всероссийскую энциклопедию «Одарённые дети».
Школа трижды победитель заочного областного смотра-конкурса материалов по спортивно-массовой и оздоровительной работе. Детское научное экологическое общество «Ойкос» дважды стало призёром областного очно-заочного конкурса на лучшее научно-экологическое общество.

 

По информации районного историко-краеведческого музея

 

В 1917 г. в результате классовых противоречий между различными слоями крестьянства, в связи с разделом земли образовывается сельхозартель «Равенство» - первая в Ивановской волости.
В 1924 г. на хуторе с. Ивановки были организованы сельхозкоммуна «Заря» и сельхозартель «Освобожденный труд». Осенью проведена сельскохозяйственная выставка. В 1925 крестьяне объединились в мелиоративное товарищество по совместной обработке земли «Земледелец».
17 декабря 1929 г. ивановцы под руководством агронома Василькова заложили колхоз-гигант им. Сталина. Возглавлял его председатель Н. Зубов. В 1931 году в Ивановке объединились 460 семей в колхоз «Победим» под руководством П.А. Пономарева. В 1940 г. колхоз представлен на ВСХВ в Москве. В годы войны колхозники выдержали все испытания.
В феврале 1959 г. четыре сельхозартели (колхозы им. Кирова, «Путевая звезда», «Экономия труда» и «Победим») объединились в колхоз «Родина» и шагнули в первый год семилетки. В годы девятой пятилетки колхоз «Родина» это крупное высокомеханизированное хозяйство соево-зернового и мясомолочного направления.
23 декабря 1983 года хозяйство разделено на два самостоятельных колхоза: «Луч» (Ивановка, Крещеновка) и «Родина» (Дмитриевка, Луговое). Председателем правления «Луча» был избран A.M. Бойко. С марта 1997 года и по сей день руководителем этого хозяйства является В.Г. Ус.
Сегодня «Луч» одно из немногих рентабельных сельхозпредприятий в области В числе самых амбициозных проектов колхоза – мега-ферма молочного направления, которая была возведена в 2013 в рамках национального проекта «Развитие сельского хозяйства и АПК». В конце 2017 года мега-ферма получила статус племенного репродуктора, что стало большим событием для хозяйства.
По информации
районного музея

Image
 
 
    В начале декабря в Ивановке состоялась презентация альбома «Участники боевых действий и локальных конфликтов Ивановского района Амурской области». Издание, задуманное и подготовленное Андреем Кукушкиным, рассказывает о той части нашей истории, которая многие годы была под завесой тайн, домыслов и обмана. К сожалению, когда речь заходит о локальных войнах и военных конфликтах, в которых наши соотечественники принимали участие, выполняя свой воинский долг, многие недооценивают подвиг воинов. 
    Слово составителю - участнику боевых действий в ДРА, а в настоящее время руководителю местного отделения всероссийских общественных организаций Союз ветеранов Афганистана и «Боевое братство» Андрею Кукушкину:
 
«Уже почти три десятилетия прошло с тех пор, как закончилась и ушла в историю афганская война. Никем и никому не объявленная - героическая и трагическая. Она оказалась в два раза длиннее, чем Великая Отечественная война. Нужна ли она была? Многие считают афганскую войну ошибкой нашего правительства. Об Афганистане и поныне ходит множество слухов. Одни рождаются от нехватки информации, другие преднамеренно. К этой войне люди и поныне относятся неодинаково. Одни сердцем её воспринимают, другие говорят: «Я там не был, не мое это дело». 
    Но все знайте, что эта война продолжалась 9 лет 1 месяц и 21 день, а для меня - 1 год 10 месяцев и 4 дня.
    Для наших воинов-интернационалистов, прошедших через горнило афганской ВОЙНЫ, 15 февраля – день выхода из Афганистана – остаётся священной датой. Время выбрало их, парней-земляков, повидать лиха в современных локальных войнах. Сражались в горах, были зной и жара. Часто не было еды и воды. Но выстояли. Многие матери не дождались своих сыновей, жёны – своих мужей, дети – отцов…» 
   
Слава богу, многие герои вернулись домой. Кто-то живёт и работает в сёлах района, кто-то потом выбрал другое место жительства, кто-то уже умер... Так кто они, герои-земяки? Вспомним всех парней поименно – пусть останется в наших сердцах гордость за русского солдата (продолжение - в следующих номерах газеты).  
       
 
 Image
 АНДРЮЩЕНКО АЛЕКСАНДР ПЕТРОВИЧ 
   старший лейтенант (1956 – 2014)
    Родился 30 января 1956 года в селе Ивановка. В 1974 году поступил, а в 1977 году окончил Иркутское ВАТУ. С 1977 года служил в должности бортового техника по авиационному и десантному оборудованию в 194-м гвардейском отдельном военно-транспортном авиационном полку. 
    Принимал участие в боевых действиях в Афганистане с 08.03.1987 по 07.11.1987 гг. в должности бортового авиационного техника по авиационному и десантному оборудованию корабля Ан-12 50 ОСАП ВВС 40 ОА. За мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга в Республике Афганистан, награждён медалями «За боевые заслуги» и «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа». 
    Проживал в селе Ивановка, похоронен на сельском кладбище. 
       
   
 Image
АРТЮКОВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ 
   майор (1949)
    Родился 24 января 1949 году в городе Чёртков Тернопольской области Украинской ССР. Окончил в 1967 году Тернопольскую среднюю школу, в 1971 году – Харьковское ВАТУ. 
    В Республике Афганистан находился с 04.08.1981 по 29.04.1982 гг., 320-й отдельный вертолётный полк, в/ч пп 17889 г. Кандагар. За мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга в Республике Афганистан, награждён медалью «Воину–интернационалисту от благодарного афганского народа». 
    Проживает в селе Среднебелое.

Продолжение следует

В истории ушедшего столетия не было битвы более жестокой, чем Великая Отечественная война. И не было подвига выше, чем подвиг нашего народа. Более шести тысяч жителей Ивановского района, из них 612 жителей села Ивановки, вступили в ряды защитников Родины.
В нашем селе живут четыре ветерана:
Королев Алексей Иванович участвовал в войне с Германией с 22 августа 1943г. по 9 мая 1945 г. Боевые действия под Смоленском, Витебском, в Белоруссии, Литве, Латвии, Польше, Восточной Пруссии. Был тяжело ранен, после лечения вернулся в строй. В апреле 1945 г. участвовал в кровопролитных боях и штурме крепости Кенигсберг.
Древаль Вера Романовна защищала дальневосточные рубежи нашей Родины в составе 175 отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона. Находилась на обеспечении переправы через р. Амур. Служила до декабря 1945 года.
Киселев Борис Лукич участвовал в войне с Японией с 9 августа по 3 сентября 1945 года, в составе 3-й Крымской Амурской дивизии 2-й Краснознаменной Армии.
Ус Георгий Семенович участвовал в войне с Японией с 9 августа по 3 сентября 1945 г., разведчик наблюдатель, в составе 358 отдельного батальона морской пехоты. Участвовал в сложной операции по освобождению от японцев сильно укрепленного порта Расин в Северной Корее.
Гордимся вами, ветераны! После окончания войны вы активно включились в мирную жизнь, добросовестно трудились, восстанавливали народное хозяйство, участвовали в общественной жизни. И здесь вы были среди лучших, по-другому вы не умеете.
Сегодня несмотря на возраст и болезни, вы учите молодое поколение любить, беречь и защищать Родину.
Живите долго, дорогие ветераны, на радость детей, внуков, правнуков!

Ивановский районный
историко-краеведческий музей

 

 


    В фонде библиотеки Ерковцов вот уже более 15 лет на четырёх тетрадных листках в клеточку хранятся бесценные воспоминания Лидии Георгиевны Карловской. Анна Шматкова, сельский библиотекарь, хранит их как зеницу ока. Потому что аналогов им нет - больше такое никто не расскажет…
    Как-то осенью 2004 года, собирая сведения о ветеранах труда, заглянула библиотекарь и к Лидии Георгиевне, которая более 20 лет проработала инспектором по охране труда в совхозе «Ерковецкий». Переписала всё, что надо, с тем и ушла. А через несколько дней Карловская сама пришла в библиотеку. «Всё сказала тебе, а вот про главное забыла, - посетовала она. - Я же родом из Ленинграда! 12-летней девчонкой меня эвакуировали. Сколько нам, детям, пришлось пережить! Не могу говорить, слёзы душат. Вот написала, почитай, может - пригодится…»
Давно нет в живых Лидии Георгиевны, но каждый год Анна Шматкова зачитывает ерковецким школьникам оставленные ею письменные свидетельства о страшных годах. А в преддверии  юбилея снятия блокады Ленинграда она предложила опубликовать их в «Амурце».
 
 
    «Я, Лидия Георгиевна Карловская, хочу рассказать несколько эпизодов из моей биографии. Родилась в Ленинграде, отец был военным, а мать - журналистка. Детей в семье больше не было. Жили хорошо. Училась в школе, как и все советские дети, посещала кружки, ходили классом в оперу, в драмтеатр, музеи, выставки. Детство было счастливым и безоблачным.
    В июне 1941 года я отдыхала в пионерском лагере под Ленинградом, там и застала меня война… 22 июня нас вернули домой, 23 ушёл на фронт отец, а в конце месяца начались бомбежки города. В основном бомбили «зажигалками». На крышах домов со взрослыми дежурили и дети. Нам выдали щипцы и рукавицы. «Зажигалки» мы хватали щипцами и скидывали на землю: там они вреда не причиняли. Но… вышел приказ о том, что все дети до 14 лет должны быть эвакуированы в тыл. Кто-то из родителей протестовал, кто прятал детей (горько потом пожалели об этом), а я была не против, ведь моя мама, как журналист, находилась на казарменном положении, и домой приходила редко. 
    Нас погрузили в эшелон, в разные вагоны (по возрасту). Ехали и 5-6 летние дети. С нами были воспитатели и медсестры, и кухня, и охрана… Много часов мы ехали без остановки, было очень жарко и душно. Где-то к вечеру нас остановили, и состав загнали на запасные пути, где уже стояло несколько составов. Шли эшелоны с танками и пушками. Нам сказали, что мы застряли часа на три. Я отпросилась на вокзал, чтобы купить лимонаду.
    Пролезла под вагонами нескольких составов, пришла на станцию, но все киоски и буфеты оказались закрыты. По совету людей отправилась в магазин за два квартала, но и там не было лимонада. Вернулась на станцию, пролезла под вагонами… а нашего состава нет! На станции сказали, что поезд с детьми отправили 10 минут назад. Осталась я одна, без чемодана, без личных вещей, без денег. Вдруг - вой самолетов, летящих в сторону ушедших без меня вагонов. Взрыв, бомбежка минут 10… Самолеты улетели, а мы побежали туда. Ад - дым, огонь! Весь состав разбомбили, почти все дети погибли… оторванная голова моей воспитательницы до сих пор перед глазами…А ведь я тоже могла там быть…
    Ночью шёл ещё один «детский» состав, меня милиция поместила туда. Так я, без вещей и документов, поехала дальше. Помню, ночью нас пересадили на пароход, и мы поплыли по Каспийскому морю. Было темно, очень холодно и сыро, на море волнение и брызги залетали на палубу. Потом нас выгрузили - пассажиров ждали арбы, запряженные верблюдами. Маленьких детей везли, а мы шли пешком. Все хотели пить, а вода в арыках была отвратительная, мутная, затхлая. Дети начали болеть, открылся понос с рвотой. На третий день мы уже похоронили троих детей...
    А шли мы через Ферганскую долину. Всё больше и больше детей заболевало. Наконец-то мы пришли в кишлак, уже болели и старшие дети, в том числе и я. Но одна добрая узбечка спасла нас. Она наварила большой казан гранатовых корок и сутки нам не давали есть, поили только этим отваром. Не помню, сколько детей умерло по дороге... Когда останавливались хоронить их, все валились на землю, нам раздавали сухари и консервы. Ночью спали на брезенте прямо на земле, разводили костры, чтобы отпугнуть змей и скорпионов. Одна девочка по дороге наступила на змею и умерла от её укуса.
    Наконец-то мы добрались до станции Байток Андижанской области Узбекистана, где нас поселили сначала в школе, а позднее - в бараке. С 1 сентября начали учебу. Жили вроде бы как в детдоме, но назывался он – интернат. Там я закончила 7, 8 и 9 классы. 
    Каждое утро мы прибегали в школу пораньше, чтобы узнать последние сводки с фронтов. С ужасом слушали, как наша армия отступала, как оставляла наши города фашистам. Передавали и о том, какие зверства они творили. Как гордились мы подвигом ленинградцев, ведь большинство из наших «интернатовцев» были из Ленинграда, у всех были там родители и родня. Они не сдались! Выдержали и холод, и голод…
    Мы учились в школе, работали в подшефном колхозе. К нам приезжали учителя, организовывали курсы Красного креста для девочек и трактористов для мальчиков. После их окончания я и моя подруга Ксения попали в тыловой госпиталь, работали в перевязочной. 
    Через год наш госпиталь со всем коллективом перевели на фронт и мы поехали в Польшу. Двигались за линией фронта на расстоянии 10-12 км. Госпиталь назывался «Эвако». Раненые прямо с фронта поступали, у нас их оперировали, ампутировали, зашивали и т.д., грузили в санпоезда-«летучки». Когда мы вошли в Германию, бои стали очень жестокими. Раненых так много, что не хватало мест, и люди лежали на носилках на улице, а четыре хирурга просто падали с ног. 
    Мы обрабатывали тех, кто не нуждался в операции. Это было видеть невыносимо. Первое время я плакала от жалости к нашим ребятам. От всего сердца старалась помочь им, а ведь мне ещё и 16 лет не исполнилось. Нас с Ксенией даже в армию не оформили, и мы считались «вольнонаемными», так как были несовершеннолетними. 
    Это было самое страшное время в моей жизни. Дни и ночи - канонада, гром с фронта, боль и страдания, кровь, грязь, жесткость. Тому, кто не видел этого ужаса, трудно представить, как несут, везут на поездах, машинах и лошадях людей с оторванными руками, ногами, с вывалившимися кишками. Наших солдатиков, а нередко и девчат. Стон, крики, плач… К этому невозможно привыкнуть и нельзя забыть. 
    Самые тяжелые бои были под Берлином. К нам в госпиталь стали поступать немецкие офицеры, нас обязали лечить и их. Никто из наших девчат не хотел даже заходить в их палату. К счастью, пробыли они у нас с неделю. Мы остановились в 25 километрах от Берлина, в Костриме.
    Ещё будучи в Польше, я узнала, что есть в России город Бугуруслан, где находятся списки всех эвакуированных граждан. Мама моя осталась в Ленинграде и я ничего о ней не знала. Я написала в Бугуруслан и мне ответили, что мама жива, но живет по новому адресу, а вскоре письмо пришло и от неё.
    Так как мы с Ксенией были «вольнонаемными», то мы могли уволиться, что мы и сделали. 2 мая выехали домой. Ехали на Москву - где на попутках, где в теплушках товарных вагонов. День Победы я встретила в Москве, а Ксения уехала домой. Я была вечером на Красной площади, это было незабываемо. Люди пели, танцевали, качали военных на руках, целовались с незнакомыми! Это было всенародное счастье!
    Я дала телеграмму и 23 июня выехала домой. Мама встретила меня, а я её не узнала, она после блокады сильно болела. На папу в апреле пришла похоронка, а в наш дом попал снаряд… В 1947 году я поступила в Московский «иняз», где проучилась два курса, но в 1949 в связи со смертью мамы оставила институт. В 1952 г. окончила текстильный техникум и уехала работать по специальности в Эстонию».
       
P.S. На этом воспоминания обрываются. А что было дальше, это уже другая история. В Ерковцы же Лидия Георгиевна с мужем и сыном приехала в 1974 году…
 
 
Image 

Подготовила Анна ШМАТКОВА, библиотекарь с.Ерковцы
 
 

Авторизация